Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Somber Reign » Интерлюдия » [31.01.15] The Story of Us


[31.01.15] The Story of Us

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Место действия: Дом Тосака в Лондоне

2. Погодные условия, время: 31 января 2015, 20:00
+5, ветрено, пасмурно.

3. Участники: Широ, Рин

4. Игровая ситуация: Широ возвращается домой незадолго до начала новой Войны. Супруги не виделись несколько месяцев и им, верно, есть что сказать друг другу?..
..пока они не стали совсем чужими.

0

2

Тепло для января, пожалуй. После Индии - холодрыга. Но это глупости, это мелочь. Просто одеться нормально, и всё.
Хорошо хоть дождя нет. Только дождя не хватало.
Водитель такси - на редкость понимающий человек, и не пытается занимать время дурацкой болтовнёй. Не к месту оно. Не к месту.
- Я успел?..
Спешил. А вот успел ли?
Как только он столкнулся с этим, Широ понял сразу: надо бросить всё и возвращаться. У этого могла быть лишь одна цель.
И рядом с его целью - Рин. Одна. Чёрт раздери.
И Война.
Широ долго упирался, надеясь просто пересидеть Войну подальше, не мешать, позволить умным людям - как Рин - решить умные проблемы. Как бы больно ни было.
Поддержка ценна, но с его стороны кроме поддержки вылился бы ещё ушат негодования, попыток защищать не к месту и прочих... Неудобных вещей. Потому он старался закрыть глаза и сделать вид что ничего не случилось.
Рин справится. Без сомнений.
...но тут уже упала последняя капля.
Они сражались с этим тогда вместе, и сейчас тоже должны вместе.
Рин справилась бы с Войной. Это - уже и его дело. Его личное дело. Необходимое, чтобы себя не предать, дело.

- Спасибо.
Мужчина необычной внешности - надо же, азиат, да с бронзовой кожей, да с белыми волосами! - улыбнулся шофёру, оплатил поездку со щедрыми чаевыми и без труда вытащил свою сумку из багажника. Ездил-то всё равно налегке, да и силы не занимать.
Запрокинул голову, разглядывая окна и с трудом различимый профиль крыши на фоне тёмного неба. Вспомнил, как размещались комнаты.
Свет горел в гостиной.
- Читаешь?..
Он тихо вздохнул и зашагал вперёд, к дому, неосознанно стараясь быть как можно тише, ощущая себя воровато и виновато. Вот воротца оградки участка осталась позади и подошвы предательски цокают по дорожке. Где-то там, сразу у невысокого кованого забора, по коже исчезающе лёгким покалыванием скользнуло оборонное поле.
Широ слегка улыбнулся, когда это случилось.
- Надо же, я наконец научился уверенно их ощущать.
Рин уже знает, значит.
А вот входная дверь. Ключ приятно, "качественно" щёлкает в замке, пропуская внутрь. А ботинок у входа нет.
Всё лучше, чем увидеть там чужие... Но грязь же.
Но это неважно.
Теперь там стоят его ботинки.
- Мне бы помыться... Успеется.
Другое важнее.

Знакомый тихий скрип лестницы...
- Неплохо бы тут доску поменять...
Гостиная. А, вот они, туфли. У дивана. Конечно, Рин не стала бы лезть на диван с ногами в туфлях.
Тук-тук.
Широ мягко стучит по дверному косяку костяшками, шагая в комнату. Он немного сомневался - но недолго. И в целом-то ведь особо сомневаться не привык.
- Tadaima.
Конечно, никаких проблем с английским в этой семье не было, но японское "Я дома" всегда звучало так чертовски... По-домашнему.
Сейчас оно звучит ещё и виновато.
Не виновато "Прости, я больше не буду", а виновато "Прости, я как всегда".
Горько-сладко виновато.
Он снова подумал о том, что в этот раз вернулся уже насовсем.
И почти мгновенно мысленно согласился: нет, всё равно скоро опять куда-то сорвётся.
Горько-сладко. Именно так.

+2

3

Знакомый голос режет сердце. О его приходе она знает заранее – и хрустальный звоночек от пересеченного другом Ограждающего Поля, и открытая собственным ключом калитка, и даже знакомая поступь. Друзей у Тосака немного: учитель да муж. Владельцев собственного набора ключей – ровно в два раза меньше.

И все равно до последнего не шевелится, скользя взглядом по строчкам старой книги. По одной и той же строчке, если быть точной – слова не оседают в памяти, теряясь где-то между печальным бирюзовым взором и спутанными, непростыми мыслями.

Все… непросто. В его отсутствие ей успешно удавалось заставлять себя думать, что это неважно.

А теперь этот голос. Теплый и виноватый, как и всегда. Ласковый до такой степени, что ком стает в горле.

Рин опускает ноги, точно выверенным, но совершенно неосознанным движением заталкивая туфли под диван. Некоторые негласные правила затирались в его отсутствие, но напоминают о себе, едва только стоит ему ступить на порог дома.

Их дома, пусть даже и построен он был по макету резиденции Тосака в Фуюки. В сущности, это поместье в прообразе своем не имело ничего общего с Эмией, но… Добрая его половина построена этими руками – Рин скользит взглядом по крепким, еще больше потемневшим ладоням, на фоне которых серебро кольца выглядит чуть ли не белым. А что построено не Эмией – то было под его контролем. Рин доверилась ему тогда и не прогадала.

Надо бы довериться и в этот раз. Но цена слишком велика.

К тому же, она знает, как он отреагирует.

Okairi, Shirou, – звучит сухо и сдержанно. Глаза продолжают бегать по пресловутой строчке, и лишь неимоверным усилием удается заставить себя осознать первое слово.

«Прощение».

Издевательство. Рин захлопывает пухлый талмуд с тяжелым, глухим звуком.

Ты почти опоздал. Я уезжаю завтра, – произносит она холодно, пряча сердце за вежливой грубостью. Обычно она хотя бы старалась быть мягче. Отходит к шкафу, пряча книгу среди других таких же, ничем не примечательных для Широ, – да там и замирает, рассматривая его смутное отражение в стекле.

Вместо объяснений Рин поднимает правую руку, демонстрируя алую метку на тыльной стороне ладони. Как и в прошлый раз.

Ладонь эта почти сразу сжимается в кулак – миниатюрный, но крепкий. Уж Широ-то знает, насколько крепкий – и пусть только попробует заикнуться против.

Отредактировано Emiya Rin (08-04-2018 00:14:26)

+2

4

Ему нечего сказать.
Он заслужил этот холод. Заслужил горький упрёк. Он действительно опоздал.
Он опаздывает каждый раз.
Ездил на месяц? Значит, опоздал с возвращением на 29 дней.
Ездил на полгода? Значит, опоздал на пять месяцев и 29.
Сегодня - просто особенно обидно опаздывать.

- Так и знал.
В тишине гостиной слышно только резкое дыхание. Нечёткое отражение показывает плохо... Хотя тут Рин и слепая бы догадалась.
Широ сейчас сжал губы, лицо его заострилось, тусклая серость глаз отдала льдом. Кулак его - также сжат.
Упрямится.
Он готов к сражению. Он... Уже ведёт сражение. Бой. С самим собой.
С той частью себя, которая требует сделать что угодно, лишь бы избавить любимую от опасности.
Вздох.
Победа.
- Я успел.
Не вовремя. Но успел.
"Я не хотел мешать", "Я хотел доверить тебе это" - всё теряется где-то в узлах заплетшегося напрочь языка.
Лишнее. Ненужное. И так понятное.
С чего бы ещё он упорно игнорировал все разговоры о новой Войне?
И теперь... Нет.
Он не против. Он не заикнётся. Он был готов, и готов остался.
Рин справится. Как справлялась Сейбер.
Но никто не вправе вынудить её идти туда одной.

- Я с тобой.
Глухо. Решительно. Этот голос знают все, кто знает его. Это голос, говоря которым он пробивает лбом стальные двери.
Как Рин, он только что отбросил любые возможные протесты.
Она оборачивается. Прямой взгляд в глаза.
Скала и скала. Рядом. Будто толкают друг друга, пытаясь перебороть. Но попробуй приложи силу снаружи - и встретят двойным отпором.
Здесь есть "почему". Но прежде, чем его успевают назвать или спросить, Широ ощущает горячую боль на тыльной стороне левой ладони. Он ещё не понимает.
Но прямо на глазах Рин кожа на сжатом кулаке лопается в форме хорошо знакомого с былых времён клинка.

+2

5

Если она и хотела отказать ему в этом, здравый смысл все равно пересиливает. Рин не дура, не слепая. На ее глазах упрямый мальчишка, способный лишь тереться возле президента студсовета, превратился в мужчину – сильного, крепкого… Достойного.

Достойного того, чтобы у нее не было больше нужды быть одной. Как бы старательно он ни пытался пренебречь ее чувствами в последние годы.

Рин оборачивается, заглядывая в сталь чужих глаз. Два упрямца – и теперь это их безмолвное противоборство как никогда напоминает ту ночь призыва, когда явился Арчер. Она знает, насколько он упрям – настолько, что именно Рин всегда уступает ему: учеба, поездка… свадьба.

А еще она помнит, что в ту ночь именно Арчер убирал ее порушенный высвободившейся мощью заклинания дом. Она продавила того Эмию Широ. Способна продавить и этого. Пусть у нее и нет власти Командных Заклинаний над ним.

Но отказывать Широ она не намерена. Защитник и опора; человек, который никогда не предаст ее саму и их стремления.

Человек, чье невыносимое упрямство играет с ним злую шутку. Рин ощущает то, что творится с Широ, возможно, даже острее, чем он сам: по всколыхнувшейся, до боли знакомой ауре.

Прежде чем он успевает хоть что-то сказать, она подается вперед, переплетаясь пальцами и поднимая сцепленные в замок руки вверх. Тыльная сторона ее ладони – к нему, его – к ней, и обе руки осквернены алыми метками… Это не честь – это бремя, горе, знамение грядущей боли для них обоих.

Но если чему-то ее и научила Пятая Война, так это простой истине: вдвоем все посильно. Вдвоем они способны на все.

Короткое время она разглядывает его руку: появившийся там багряный знак и тонкий, чуть помятый серебряный ободок. Немного сдвинутое ее жестом кольцо обнажает светлый след на коже.

Не снимает. Дурак.

Если и злилась – уже не может. Как злиться на него… такого. Упрямого, следующего за своей Судьбой, но неизменно возвращающегося раз за разом.

Я поверила бы тебе и без этого, – шепчет тихо – просто нет нужды говорить громко, когда между ними – лишь пара дюймов и тонкая одежда. Сжатая в кулак левая ладонь бьет в широкую грудь – ощутимо, но без цели причинить боль. Трудно не заметить, как он вымахал и стал шире в плечах, такого всерьез бить – только зазря себе вредить.

И еще один удар. И третий – все слабее. Наконец, Рин выдыхает тяжело и поднимается на самые носочки, чтобы коснуться губами его щеки.

Ей много, что есть сказать ему. Что ждала его на Рождество – или надеялась хотя бы получить открытку. Что беспокоилась за него – и загоняла собственные страхи в самый дальний угол, с головой уходя в работу. Что сама уже не знает, что у них за брак такой – официальный статус семьи, на котором так настаивал Широ, кажется, только разрушил их бывшие прежде крепкими отношения.

Что ей было невыносимо одиноко в этом огромном, пустом доме.

Но вместо этого – целует и отталкивает, хмурясь.

В душ, – не терпящим возражений голосом требует она. И это та мелочь, в которой обязан уступить он.

Отредактировано Emiya Rin (08-04-2018 01:47:33)

+2

6

Рин что-то?..
Он не понимает до последнего. До того самого момента, когда уловил взглядом, в повороте, собственную руку.
Удары глухо отдаются в рёбрах. Зная, как эта фурия может бить, невольно ощущаешь в них ласку.
- Хах.
Надо же. Одной только решимости пойти следом хватило.
- Неужели я и правда настолько...
Упрям? Целеустремлён? Широ не нужно сейчас слово. Нужно осознание. Образ чуждого живым и чувствующим чудовища, машины, робота, железяки, которая просто делает то, что должна делать.
Его образ. Видимый снаружи. О себе думать так - опасно и больно.
И иногда необходимо.
Иначе он ни за что не поймёт этот бирюзовый взгляд даже чуть-чуть.

Тепло.
Её губы тёплые. И дыхание. И вся целиком, под прижимающей за спину свободной правой рукой.
Такая тёплая и яркая в тусклом промозглом Лондоне.
Хочется поцеловать в ответ.
Хочется думать, будто она расцветает так только для одного человека. Но...
Слишком уж самовлюблённо как-то. Разве нельзя Рин цвести всегда?
Он бы точно даже не подумал мешать.

Эх, разогнался, парень. Вместо продолжения поцелуев - в душ давай дуй.
- Ну да, несёт небось от меня...
Сам же хотел первым делом. Сначала мельком удивлённый и разочарованный командой, Широ понимает это. И смеётся.
Светло, искренне, малость глуповато. И негромко.
- Вот да, душ мне не помешает.
Виновато потирая затылок, он отправляется вон из комнаты. В ванную. Только сначала - крюк до спальни, взять свежей одежды и по-
Полотенце. Нету.
Оказывается, оно до сих пор в ванной.
Нагло воспользовавшись одиночеством, Широ сжал его в пальцах и улыбнулся во всё лицо.
Одежда на том же месте, не тронутое в ванной полотенце...
Чёрт, как же опоздал.

А потом уставился на выведенный из стены смеситель душа.
На то место, где он раньше был.
Теперь там просто лихо заваренный кусок металла, лишь отдалённо напоминающий смеситель формой.
Оказывается, лицо на диво плавно меняет выражение с радости на... Немое надрывное "Ну зачем?", пожалуй.
И опять улыбка. Простая, бытовая, тёплая.
- Значит, ванна.
Пока вода набирается, Широ успевает избавиться от порядком надоевшей одежды, дежурно ощупать и "просветить" структурным анализом несчастный смеситель ("Отлично, сами трубы невредимы") и даже забраться в саму ванну - ждать, пока вода дойдёт до шеи.
Когда это он в последний раз ванну принимал?..
Давно. Да-а-авно. Не все японские обычаи приживаются в таких бурных условиях.
Пусть будет даже и неплохо, что душ у Рин сломан. Иначе бы про ванну и не подумал. Всё к лучшему.
А смеситель он заменит сразу, как вернутся. Не зря приехал, ха.

+2


Вы здесь » Fate/Somber Reign » Интерлюдия » [31.01.15] The Story of Us


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC