24.08.16 На старт, внимание... А дальше - сами. Перезагрузка официально завершена, обо всех основных новостях Вы можете узнать в новостях от администрации.
Традиционно о свободных слотах: на данный момент в игру принимаются представители класса ассасин (3 слота), кастер (2 слота). Разыскиваются мастера~
11.08.16 Нам год! Привлекаю ваше внимание к теме!
21.07.16 Всем хорошего настроения, на линии Эрмен. По предварительным итогам чистки вновь открыт набор мастеров. Закрыт набор слуг в классы: берсеркер, кастер. И всё еще разыскивается Баззет!

03.08.15 Возможно, кто-то о нас уже знает, кто-то мог слышать, но для тех, кто не входит ни в первую, ни во вторую группу, мы говорим: здравствуйте, добро пожаловать на ролевую по вечно актуальному сеттингу "Fate". Мы не претендуем на абсолютно новый сюжет, однако надеемся, что вам он понравится так же, как и нам. Мы лелеем надежду на то, что вы тут найдете не только источник сильных эмоций, интригующих переплетений истории, но и друзей, море общения и счастье. И да начнётся Шестая Война
[10.06.15]
day: +27, ливневый дождь с грозой
night: +24, пасмурно, штиль
[09.06.15]
day: +24, ливневый дождь
night: +22, ясно, штиль
[08.06.15]
day: +21, ясно, штиль
night: +18, дождь
[07.06.15]
day: +25, ясно, сильный ветер
night: +17, ясно
[06.06.15]
day: +27, ясно
night: +25, ясно
[05.06.15]
day: +26, ясно
night: +19, ясно, сильный ветер
[04.06.15]
day: +28, ясно
night: +22, ясно, штиль
[03.06.15]
day: +30, ясно, штиль
night: +22, ясно, штиль
Администратор
Оззи
Гейм-мастер,
судья боевых эпизодов.


zeuglodont
Администратор
Виржини
По любым вопросам, партнерство, пиар, пинки.


heartilly11

Инспектор анкет
Беовульф
Ласково кромсает.
Со всеми вопросами по концепту персонажа, способностям, анкете в целом обращаться к нему.


shadovar3
Модератор
Виолетта
Помощник администрации по игровому разделу.

Fate/Somber Reign

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fate/Somber Reign » Завершённые эпизоды » [05.06.15, day] Who let the dogs out?


[05.06.15, day] Who let the dogs out?

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Место действия:
Иерусалим, парк Независимости

2. Погодные условия, время:
Солнечно и безветренно, примерно полдень

3. Участники:
Malcolm Dyson, Misaya Reiroukan

4. Игровая ситуация:
Что может быть лучше спокойного, ленивого полдня в парке? Да, наверное, и ничего. Просто посидеть на скамье, поглазеть на прохожих и не думать ни-о-чем... По крайней мере, именно на такое времяпрепровождение и рассчитывал Малкольм. К несчастью для него, этот же парк избрала и Мисайя для выгула своих собак-фамильяров. И все бы ничего, если бы не кинофобия Дайсона.

0

2

Малкольм ленно развалился на скамье. На его лице уютно устроилась книга с надписью «The Freeshooter» на обложке, не давая обстановке прерывать приятную полуденную дремоту. Вообще, предполагалось, что сие произведение будет прочитано и осмыслено, и именно для этого, собственно, и была предпринята эта вылазка в парк. Но ласковый ветерок и мерное покачивание деревьев вскоре сделали свое дело. Постепенно усиливающаяся зевота настойчиво подсказывала парню, что сегодня явно неподходящий день для литературных изысканий, и к превеликому его сожалению (на самом деле, нет) книга была использована в качестве маски для сна. В конце концов, он вполне себе уважает и принимает своего Слугу и без чтения нудных немецких опер.

Нарастающая угроза внезапно отвлекла Малкольма от процесса засыпания. Несмотря на то, что видеть он ничего не видел, шестое чувство не прерываясь било его маленьким молоточком по нервам до тех пор, пока он не сдернул книгу с лица. И тут маг мгновенно осознал, что лучше бы он этого не делал.

Собаки. Две. Большие и черные. П#@$ец. Полный п#@$ец.

Короткие, отрывочные и совершенно нецензурные мысли вихрем носились в его голове. Помимо этого, там истошно выли всевозможные сирены и мигали всевозможные мигалки, всеми доступными способами сигнализируя, что валить отсюда следует быстро и не задумываясь.

Сразу же придав своему телу вертикальное положение, он немигающим взглядом уперся в неспешно шествовавших животных, не замечая ни ошейников, ни поводков, ни смутно знакомой девушки, которая держала их изящной рукой, да и окружающая действительность тоже больше не имела никакого значения.

Во всей вселенной был только Малкольм и два здоровенных пса. И этот факт его ни разу не устраивал.

Страх не давал ему пошевелиться, и поэтому единственное, что он смог выдавить из себя, это сменить гримасу ужаса на более подобающее выражение, и в итоге его выдавала лишь неестественная даже для жителя туманного Альбиона бледность лица. И книга, выпавшая из дрожащих рук, когда эта процессия прошла в метре от его скамейки, и привлекшая внимание одной из собак. Обнюхав обложку, собака медленно подняла алые глаза и уставилась на парня. Их взгляды встретились.

С шумом выпустив сквозь плотно сжатые губы воздух из легких, маг понял, что не дышал с тех пор, как увидел псов. Стоило бы начать молиться, но все теологические знания были перекрыты огромным потоком непечатного. Ну, бл@.

Отредактировано Malcolm Dyson (11-02-2016 23:28:29)

0

3

Мисайя пребывала в очаровательном настроении. Позапрошлой ночью она наконец совершила призыв - все прошло без сучка без задоринки, что не только почесывало ее чсв, но и предвещало заоблачные перспективы в войне. Вчера были закончены последние приготовления дома и фамильяров. На улице солнечно, но не слишком жарко. Словом, было, чему радоваться. После столь бурной деятельности ей полагался отдых, так что сегодняшний день можно было провести воистину лениво. Ее единственным делом в списке  оставалась только профилактическая прогулка с собаками (именно так, не "выгул"), которые обретались здесь же, оттягивая руку с поводком. К несчастью, на них еще не было ощутимой "отводящей глаз" магии, поэтому приходилось изображать законопослушного собаковода.

Ее маршрут сегодня проходил через парк, находившийся неподалеку от дома. Можно сказать, что все шло по плану, и, опьяненная своей удачей в последние дни, Мисайя начисто пропустила момент, когда на ее радарах забрезжил слабый отзвук чужих командных заклинаний. И  только приблизившись к назойливому источнику магического фона, она наконец ощутила что-то неладное. Этим "неладным" оказался парень, спящий на скамье в парке. "Если подумать, я нахожусь в столице современного развитого государства... Что ж, тогда ничего удивительного. Хмыкнув, Рейрокан проследовала дальше - в ее планы сегодня не входило нападение на малоизвестных бездомных, так что причин прерывать променад не находилось. Но не тут-то было - едва ее собаки приблизились к молодому человеку, как тот мигом очнулся ото сна, а лицо приняло полоумное выражение. Выглядело настолько странно, что волшебница даже приостановилась, чтобы подвинуть влажный собачий нос и выудить из-под него теперь уже пыльную книжку. "Свободный, мм.. Вольный стрелок? Припоминаю что-то подобное, но никогда бы не стала читать."- разочарованно уронив книгу на скамью, Мисайя вслед за своей собакой уставилась на незнакомца...
Или же?

- Что-то случилось? - неземную бледность лица и дикие зрачки не заметить было невозможно, однако веской причины для испуга она не находила. "Неужто его так поразило появление вражеского мастера?"-  в ней самой не было и доли переживаний по этому поводу, ведь окрыление успешным призывом действовало до сих пор. Да и на лице остолбеневшего можно было прочесть все, что угодно, но явно не намерение незаметно ее убить. По истечении пары секунд, она наконец сопоставила факты и расхохоталась в голос. Но псов не убрала, позволяя им без особого интереса обнюхивать статую имени... "Я явно где-то видела этого неряшливого волшебника. Вот только где?"- память на европеоидные лица вечно подводила ее, но здесь вспомнить помогал еще и имидж, так что Рейрокан отыскала встречу в кафе на задворках своей памяти.  - Ох... И что ты забыл здесь?- вдоволь насмеявшись, Мисайя наконец придала лицу более приятное и даже приветливое (он все же приподнял ее настроение на пару пунктов своей нелепостью) выражение. Ее нельзя было назвать злопамятной, так что поиздеваться ей хотелось чисто из-за наличия повода. Тем более, если перед ней вражеский мастер, которого она пощадила по чистой халатности.

0

4

Книга упала на лавку со звонким хлопком. Вздрогнув, Малкольм наконец оторвался от созерцания уставившейся на него собаки, и начал постепенно возвращаться в реальный мир. Ясно осознавая, что все пути к отступлению отрезаны, а ноги будто бы вросли в землю, он попытался успокоиться и принять свою участь. Но нахождение четвероногого ужаса в количестве двух штук в непосредственной близости никак не способствовало этому, выводя парня из равновесия.

- ..случилось?.. - Мэл услышал лишь окончание вопроса, прозвучавшего как будто бы издалека. Резко вскинув голову, он поймал взгляд еще одних алых глаз, на этот раз принадлежавших девушке. Где-то в сознании мелькнула слабая искра узнавания, но она была моментально погашена страхом перед питомцами. Видимо, попытки придать лицу нормальное выражение успехом не увенчались, потому что хозяйка этих одомашненных чудовищ мелодично рассмеялась. В другое время это могло бы задеть его, но момент явно не располагал к проявлению подобных эмоций.

- И что ты забыл здесь? - пока Малкольм собирался с мыслями, девушка, похоже, узнала его. Во всяком случае, она не производила впечатление на человека, способного меньше чем за минуту перейти на «ты» со спящим на лавке бродягой, если только она не знала его. Так как собаки не особо интересовались им, из хаотичного потока мыслей он наконец-то смог вычленить, что эта миловидная мордашка ему уже знакома. Прошлую встречу можно было назвать приятной разве что с очень большой натяжкой, но сегодня старая знакомая выглядела вполне себе любезно.

Вот это совпадение! И что она делает в Иерусалиме?..

А через несколько секунд владелица псов все же заставила сосредоточиться на себе. Проклиная себя и фобию, которая помешала ему обратить внимание на зуд в том месте, где Грааль оставил свою печать, он напрягся, прикидывая, как быстро он сможет отразить возможное нападение. Несмотря на то, что выражение лица девушки не пророчит ужасной кончины, а смех в глазах был скорее дружелюбным, он понимал, что сейчас перед ним находится противник, который рано или поздно попытается его убить.

И это было восхитительно.

- Как и ты, наслаждаюсь прекрасной погодой на свежем воздухе, разве не видно? - адреналин притупил чувство страха, так что Малкольм позволил себе широкую улыбку, нетерпеливо выбивая пальцами дробь по дереву скамьи. Затем, слегка помрачнел. - Вернее, наслаждался. Собачки, конечно, прелестные, но не могла ли бы ты их отозвать чуточку подальше, пожалуйста? Мне немного не по себе, когда их замечательные пасти с не менее замечательными зубами так близко.

- К тому же, - прикинув что-то про себя, Мэл через пару мгновений продолжил, наклонив голову к плечу и прищурившись, - их присутствие немного мешает диалогу. А нам ведь, думаю, есть о чем поговорить. Прости, я бы предложил тебе чашечку кофе, но, боюсь, в этот раз обойдемся без него.

+1

5

- Зачем?- искренне удивилась Мисайя, едва только заслышав просьбу. - Они - волшебница опустилась на корточки и потрепала одного из питомцев по загривку. Ее волосы скользили по плечам и смешивались с собачьей шерстью, выдавая некое их сходство. Хотя бы и в цветовой гамме. - довольно приветливы. - усмехнулась, насильно разжимая животному челюсти и демонстрируя клыки, которые по праву можно было считать стилетами. - По крайней мере сейчас. - пасть вновь сомкнулась, а девушка только брезгливо вытерла палец прямо о собаку.

- Впрочем, ладно. Считай это услугой. - смилостивилась она и показательно намотала поводки на кулак, тем самым значительно сократив их длину  и заставив собак озадаченно кружиться вокруг ее ног. Строго говоря, она абсолютно не нуждалась в этой мере - животные вели себя как шелковые, однако только таким жестом можно было сохранить напряженное состояние смутно знакомца. А отказать себе в этом удовольствии попросту невозможно. Подарив вражескому мастеру пару метров свободы от фобии, но тем не менее не оставив ему путей к отступлению, девушка приосанилась. Периодически порывающиеся к незнакомцу собаки, останавливаемые только поразительно узкой полосой кожи и холодным высокомерием хозяйки... Были приятным зрелищем. "Если он струсил даже в подобной ситуации, то он либо чертовски талантливый маг, разглядевший потенциал моих фамильяров, либо ходячий мертвец, потому что небеса уже подписали ему приговор".

- Как же без кофе? Думаю, без него нам не о чем разговаривать.- едко усмехнулась Мисайя, вспоминая свой недолгий триумф над бомжеватого вида  британцем. Проклятая метка ныла, предупреждая ее о невероятной безрассудности. К чему этот разговор, если ситуация идеальна для убийства?
Слишком просто.
Рейрокан явно устала переминаться с ноги на ногу,поэтому вскоре тоже присела на скамейку, не нарушая, однако, личного пространства собеседника. Питомцы послушно улеглись у ее ног и вызвали у владелицы эмоцию сходную с умилением. Все же, они стоили тех усилий, что она потратила на их создание. Отвлекшись от созерцания ласково-смертоносных комков шерсти, Рейрокан с изрядной порцией высокомерия воззрилась на парня.

- Ты ведь понимаешь, что это наша последняя встреча? - спокойно и даже шутливо она произнесла слова, от которых в венах стыла кровь. Она сама еще не определилась со своими желаниями, поэтому фраза оставалась несколько двоякой - тут и пожелание не попадаться на глаза,и явная угроза. Несмотря на прошлое, несмотря на его принадлежность... Погода была слишком хорошей. Задав свой вопрос, Рейрокан посмотрела на бескрайнее голубое небо, обрамленное колким ореолом крон. В ее расслабленных движениях и жестах страху места не нашлось. И эта уверенность в собственной неприкосновенности могла показаться слишком самонадеянной, но отчего-то девушка не могла вызвать  в себе даже ноты той тревожной нервозности, предваряющей любую опасную встречу.

0

6

- Последняя ли? В прошлый раз я думал, что больше никогда тебя не встречу, так что не стоит зарекаться, - британец легко улыбнулся и жизнерадостно продолжил, - Кстати, учти, что если я и в этот раз не узнаю твоего имени, мне придется придумать его самому.

Некоторая дистанция, разделявшая теперь собак и Мэла, принесла ему немалое облегчение и вернула ощущение хоть какого-то контроля над ситуацией. Изредка все же бросая осторожные взгляды в их сторону и отмечая каждое подозрительное движение, он наконец-то смог сосредоточиться на том, что рядом сидит враждебный ему Мастер. Возможно, в ином положении им бы пришлось сразиться, но сейчас, казалось, никто из них не хотел бы подобного развития событий.

Прикинув что-то у себя в уме, Дайсон решил воспользоваться мимолетной передышкой. Скорее всего, в дальнейшем его ждет еще много таких встреч, и вряд ли пара фамильяров (немного успокоившись, маг все-таки почувствовал, что это далеко не обычные животные) - это самое опасное, с чем предстоит столкнуться. А еще ему не хотелось бы иметь привлекательную девушку в списке тех, кто будет пытаться его убить.

- На самом деле, приятно видеть хоть какое-то знакомое лицо. Создается ощущение, будто бы я хоть немного осведомлен о происходящем, - издав короткий смешок, парень упер локоть в спинку скамьи и полуобернулся к собеседнице. - А что на счет тебя? Или вы, правильные маги, никогда не раскрываете всех карт?

Бездействие фамильяров, а так же то, что они являются не совсем собаками, вкупе с царящим на улице погодным раем окончательно расслабили Мэла, и он неторопливо поднялся на ноги. Сладко прохрустев чуточку затекшей от жесткого ложа шеей, а затем - спиной, он обернулся к девушке и подал ей руку.

- А вообще, не вижу смысла тратить этот прекрасный день, просиживая на одном месте. Что ты думаешь о небольшом променаде? Твои магические песики все же песики, было бы жестоко лишать их удовольствия от прогулки.

0

7

Солнечные лучи разбивались на осколки, блуждали в зелени листвы. Мисайя с томной неохотой перевела взгляд на мастера, кажется, просиявшего благодаря отсутствию собак в зоне его личного пространства. Удивленно вскинула брови, однако быстро вспомнила обстоятельства их прошлой встречи. "И правда, в тот раз  я не представилась. Хм. Не слишком вежливо вышло." - оправдав себя тогдашнюю нежеланием заводить беседу с какими-то бомжами, девушка в очередной раз уверилась  в непорочности собственной совести.
- Испытаем пределы твоей фантазии. - пустив в ход эту простую отговорку (вызов?), волшебница в очередной раз избежала необходимости представиться. Дурным тоном несло за версту, но почему бы не простить ей эту крошечную оплошность хотя бы за полуулыбку в поддержку его шутки?

Он был дружелюбен - невыносимо. "Стелится?" - Мисайя даже не знала, стоит ли этому радоваться. Ведь напуганным он нравился ей больше, нежели теперь - поставивший себя чуть ниже, но на ту же лестницу. Остатки приветственной улыбки стерлись с ее лица.
- Ты встретил меня после столь долгой разлуки, и... - девушка мрачно опустила взгляд к потрескавшемуся дереву скамьи, после чего вновь воззрилась на собеседника, но уже исподлобья. -... Все, что тебя интересует, это - мои карты? Я разочарована. - даже не едко, скорее просто не вложив никаких эмоций в свои слова, Рейрокан оборвала фразу и отвернулась. "Значит, он тут недавно? Интересно, насколько он осведомлен о войне в целом..." - в такт своим мыслям, она оценивающе покосилась на парня, внезапно начавшему бурную деятельность. Не удовлетворившись этой его в себе уверенностью, Мисайя ментально расшевелила собак, чтобы держать на коротком поводке не только их.

- Сказал мне человек, который спал на скамейке? - язвительно уточнила девушка, решив, что он похож на пса куда больше, чем ее фамильяры. Но протянутой ей рукой все же воспользовалась. В этот раз он выглядел достаточно неплохо, поэтому к нему можно было прикасаться без отвращения.Жарко. Парк был небольшим и находился в опасной близости от ее мастерской.  В другое время она бы порадовалась этому, но сегодня ее расслабленная прогулка неприятно разнообразилась встречей со врагом. Внезапно ей пришло в голову, что неподалеку мог притаиться слуга этого человека и тело на секунду словно свело липким страхом.

- Ну как? Нравится лишать людей жизни?- слишком отвлеченно, чтобы быть жуткой. Задав этот вопрос скорее для острастки, Мисайя как можно более незаметно огляделась. Ее врожденные способности позволяли оценить окружение на явственное наличие героической души... И нет, никого не обнаружилось. Оцепенение сменилось приятной расслабленностью. Она - вся внимание - вернулась теперь уже и мыслью к своему спутнику. Вынуждая своей неспешностью медлить и его, Рейрокан забавлялась с питомцами, по своей прихоти добавляя поводку длины или, напротив, придерживая. Несмотря на свой смертоносный оскал, черные псы вели себя как типичные молодые животные: были опасны только в борьбе друг с другом.

"Приятно, что не только я оказалась здесь без подходящего фамильяра."

0

8

Поразмыслив с секунду, Малкольм довольно ухмыльнулся и выдал:
- Пожалуй, я буду звать тебя Йоко.

Жаль, что девушка не разделяла его настроения, но, учитывая опыт предыдущей встречи с ней, Мэл вполне резонно решил, что раздраженность и нежелание отвечать на вопросы - это ее обычное состояние (действительно, не он же так на нее влияет), и поэтому пропустил мимо ушей то, что ее комментарий был отпущен самым бесцветным тоном, какой только можно было представить.

- Что-то подсказывает, что и тебя хоть немного интересуют мои планы. Даже если ты начнешь это отрицать. Особенно если начнешь, я бы сказал, - Малкольм не переставал улыбаться.

Собаки у ее ног встрепенулись. Он уже отметил, что эти создания не являются простыми питомцами, а поэтому было логичным считать их чем-то вроде инструментов в руках этой девушки. И в данный момент, похоже, их задачей было не давать Дайсону контролировать происходящие. И хотя он понимал это, но все же заметно отшатнулся от них, мысленно проклиная себя за проявленное малодушие.

- Если бы ты отдалась в объятия полуденного сна на свежем воздухе, то была бы менее желчной. Жалко, что тебе это идет, - вздохнул Мэл, с некоторой неохотой отпуская ее руку. Как только они вышли из тени на солнцепек, он отчетливо осознал прелести английской погоды. Подергав ворот рубашки, он взъерошил волосы и подумал, что неплохо было бы посетить парикмахера, чтобы убрать с головы эту шапку. Из-за нее в таком климате он рисковал заполучить тепловой удар. Впрочем, от следующего вопроса, как бы невзначай заданного спутницей, он явственно похолодел. Пару минут они медленно шли в тишине, изредка нарушаемой возней ее фамильяров.

- Нет, не нравится, - голос, которым было произнесена эта фраза, был лишен и намека на прошлую веселость. Милая девушка, неторопливо шествовавшая рядом с ним, резко превратилась в опасного противника. Рефлекторно сжав и разжав кулак несколько раз, он на секунду пожалел, что отправился на прогулку без Слуги и обругал себя за то, что перестал трезво оценивать ситуацию, - но мне не хотелось бы проверять это утверждение на практике.

+1

9

- Йоко? - нельзя сразу понять, удивилась или оскорбилась Мисайя, но ничего хорошего этот тон не предвещал. И это было вполне объяснимо: девушка с юных лет гордилась своей самостоятельностью и... Взрослостью? А этот тип, наверняка ничего даже и не смыслящий  в японской письменности, ухитрился назвать ее ребенком. Поразительно! "Он издевается? Специально выбрал имя, при написании которого обязательно используется иероглиф "ребенок"?" - медленно закипая, она старалась сохранять остатки здравого мышления:" Или же он просто выпалил первое попавшееся японское имя? Он ведь иностранец." Вторая мысль понравилась ей больше, поэтому выражение молчаливого приговора сменилось на подозрительный взгляд.

- Меня интересует только то, почему ты назвал меня именно этим именем.- она скрестила руки на груди и отвела глаза, понимая, что заглотила довольно очевидную наживку. Ведь ей и правда было любопытно, что он собирается делать с этой войной. Ее слова - к несчастью - в полной тишине. Солнечная тропа в этом жарком аду Иерусалима. Ее тяжелые черные волосы облюбовало солнце и теперь волшебница вспомнила, почему она так редко появляется на улице в это время суток. Она не чувствовала перегрева, только это неприятное состояние помутнения, сонливости сознания. Пауза затягивалась и девушка наконец заметила напряжение своего собеседника, однако не смогла сразу понять его причину - та фраза прозвучала настолько наотмашь, что она и забыла о ней ( и уж точно не воспринимала всерьез ). Его взъерошенные волосы теперь совсем не соответствовали тону. Изрядно похолодевший и серьезный, такой непохожий на обычные невесомые шуточки Малкольма.

- Не стоит так волноваться. - неизменно вкрадчиво. Взгляд в глаза и в душу. Алое безумие где-то на глубине сетчатки. Она высвобождает руку из тесных оков закрытой позы и касается явственно выступивших сухожилий на кисти его руки. Улыбается, отдергивая пальцы. - Я ведь просто спросила. - легкомысленно развела руками Мисайя, показывая безвинные и беззащитные ладони. Приятно быть объектом животного страха, но не когда безумно палит солнце. "Кто знал, что тебя так заденет это. Кто-то святоша или просто боится умереть?" - умирая от любовно согревающих спину волос, она достала из кармана простецкую резинку и парой ловких жестов сотворила на голове конский хвост, довольно аккуратный для подобных походных условий. Жить и думать стало легче.

- Подумай сам. - После непродолжительной паузы, она уверенно шагала по асфальту, высматривая собак в лучах полуденного солнца. - Стала бы я разговаривать с тобой, если хотела бы напасть? - на убедительной ноте начала она. - Стала бы я нападать, когда вокруг так много людей?- заупокой закончила, заметно понизив громкость. И усмехнулась, потянув паузу. - Как вижу, тебя пока обошли стороной ужасы этой войны. - хмыкнув, заключила мастер.

0

10

Я, конечно, и сам не фанат Битлз, но чего она насупилась-то?..

От недоумения парень слегка повел бровью. Реакция спутницы на прозвище, которое он считал вполне забавным и уж точно совершенно безобидным, была несколько неожиданной даже по меркам этой не самой приветливой собеседницы. Девушка приняла закрытую позу и предпочла перевести тему, что не входило в планы Малкольма. Вместо хоть какого-либо внятного ответа о грядущих событиях, которые грозили в скором времени захлестнуть этот древний город, он ловил молнии подозрения из глаз девушки.

Вот и пытайся быть с ней остроумным, - мысленно вздохнул от досады Дайсон.

Впрочем, не это заставило обычно развязного мага подобраться. Ее высказывание о человеческой жизни абсолютно не вписывалось в ту горстку моральных принципов, которыми руководствовался Малкольм, но, к сожалению, полностью соответствовало образу испорченной девчонки из Башни.

Ложка дегтя в огр-ромной бочке дегтя.

Но когда неприязнь практически достигла критической точки, и Малкольм уже был в шаге от того, чтобы взорваться и высказать спутнице все, что думает о ней, ее мнении и этих долбанных псах, все еще трусивших рядом и мешающим сосредоточиться, но услышал совсем не то, что ожидал. На мгновение ему даже почудилось, что эта девица его... успокаивает?

Через секунду по парку разносился громкий хохот. Редкие прохожие, которых даже полуденный жар был не в состоянии разогнать по домам, с удивлением обратили свое внимание на смеющегося во весь голос молодого человека, но его ничуть не смущало то, как он выглядит в чужих глазах. Особенно если они были алыми.

- Уф... - через минуту парень смог таки унять свой порыв и смахнул выступившую слезу. Парочка смешков все же вырвалась, но Мэл уже взял себя в руки, выдохнул и продолжил: - Золотце, я понимаю, что ты чертовски сильный маг, и что собаки твои дают фору адским гончим, а сидящий в гипотетических кустах гипотетический Слуга вполне способен перекусить меня пополам. Но с чего, прости Господи, ты взяла, что меня хоть что-то из этого пугает?

Странно, но после этого трудно было воспринимать ее как врага. Выглядело, несмотря на показное безразличие, она сама не до конца осознает, во что ввязалась, и из-за этого просто-напросто не доверяет первому встречному магу, который мог оказаться далеко не таким, каким казался на первый взгляд. Так что, даже после произошедшего Малкольм все еще надеялся, что девушка не развернется и не уйдет. Или хотя бы не попытается убить его на месте. Упускать такую прекрасную возможность узнать больше о Войне было бы непростительно.

- Итак, я бы предложил обменяться ответами, раз у нас обоих есть то, что интересует другого. Что скажешь, Йоко? - сделав ударение на прозвище, произнес Дайсон. Вспышка прошла, и улыбался он теперь лишь уголками губ, но в глазах все еще мелькали отблески внутреннего веселья.

+1

11

Он смеялся, нет, он откровенно ржал. И это было настолько неожиданно, что Мисайя буквально остолбенела, когда заслышала первые раскаты его хохота. На ее лице тотчас отразилось полнейшее непонимание ситуации и даже некоторый испуг. "Что с ним? Он что, больной?" - а Малкольм все продолжал заливаться - "Все сходится. Вполне возможно, что он тронутый и происходящее - очередная форма его скрытых странностей. Теперь хотя бы понятно, почему в тот день он был одет как бомж, а сейчас читал немецкую оперу." - все еще с каким-то ужасом, парализующим людей, когда они встречают психопатов, девушка пыталась здраво рассуждать в какофонии угасающего смеха. Она понятия не имела, что творится в его голове, поэтому и не думала списать происходящее на свой счет. Через мучительные десятки секунд она надежно уверилась в правильности своих суждений и смогла унять эмоции: лицо окрасила в меру доброжелательная улыбка. Сделав инстинктивный шаг в сторону, разрывая дистанцию, Мисайя изобразила искренний интерес к питомцам, склонившись над одной из собак. И наконец, когда все потеряли к британцу интерес, она услышала подобие объяснений.

...И они ей откровенно не понравились. Прежде расслабленная спина обратилась в камень, реагируя на колкость его слов. "Чертов. Шут." Пальцы потянулись к ошейнику быстрее мысли, уже отстегивая поводок рванувшегося пса, она смогла совладать со своей порывом нахлынувшей яростью. Приветливая улыбка присохла к губам как окурок. Она задержала руки на холке собаки и все же оставила "сбрую" неразомкнутой. Прихватила повод по-удобнее, обмотав свободный конец вокруг запястья. "Нет. Как бы мне ни хотелось увидеть его корчащимся в муках - не сейчас. Нет смысла, ожидаемо, открыто." - рассудительность вновь превозмогла. Однако агрессия никуда не ушла. Выпрямившись, она с прежней ласковой и уж слишком явно фальшивой улыбкой посмотрела в его глаза. Лениво и буднично. По цепям, сокрытым в глубине сетчатки, пробежал привычный разряд, сопровождающийся легким свечением, явно незаметным при ярчайшем дневном свете. Широко распахнутые глаза жгло бесстрастное солнце. Но все это не имело значения. У нее было немало врожденных способностей, но лишь эта всегда могла удовлетворить ее. Хотя бы ненадолго.

Вызывая взглядом ощущение нарастающей боли, она мечтала, чтобы их зрительный контакт продолжался вечно. Шутка. Это все же каприз, утоляющий жажду деструкции. Не более. Разумеется, через пару минут его цепи вытравят эту заразу и он сможет спокойно отвести взгляд, но секунды его агонической боли, бесспорно, принадлежали ей. Удовлетворившись минутным сеансом ментального копьеукалывания, Рейрокан прикрыла глаза, а затем вновь воззрилась на собеседника, но уже без всяких подводных камней. Она и так потратила достаточно праны на этот довольно детский поступок.
- Все в порядке? - со смешинкой в голосе. Дежурные слова для прохожих. Слишком безразличных к сущему людей.

- Не припоминаю, с каких это пор меня интересует что-то твое?- даже как-то беззлобно поинтересовалась Мисайя, отвернувшись от собеседника. Она предпочла ему любование кронами кленов. Этот парень относился к ней слишком легкомысленно. Непростительно. И непростительно безнаказанно. Он был абсолютно неуязвим здесь, днем, среди множества людей. Волшебница слишком чтила правила волшебников, чтобы устраивать эксцессы в общественном месте.

- Хочешь поделиться чем-то? Попробуй. Я послушаю. - просто отозвалась она, обращаясь то ли к небу, то ли к листьям. Никаких гарантий или заверений.

0

12

По оскаленной пасти пса Малкольм начал смутно догадываться, что где-то прокололся. Инстинктивно отступив на пару шагов назад, он оказался за пределами воображаемой окружности с радиусом в длину поводка, впрочем, так и не чувствуя себя в безопасности. Только через мгновение, когда страх отступил, он осознал, что уже был готов послать в зубастый внешний раздражитель нечто очень и очень горячее. Усилием воли маг смог отогнать от себя это, крайне опрометчивое, нужно сказать, желание. Переключив внимание обратно на владелицу, Малкольм тотчас перестал в чем-либо сомневаться. Прокололся. Точно.

Но почему-то она молчала. Разве что в глазах появился странный блеск. И этот блеск явно не предвещал ему ничего хорошего. Картонной улыбки на лице девушки было недостаточно, чтобы спрятать это. Мэл же не горел желанием участвовать в молчаливой дуэли. Легкое покалывание где-то внутри черепа навлекало на мысль, что пора бы убраться в тень. Однако, попытка отвести взгляд успехом не увенчалась. Почему-то он просто не мог этого сделать. Покалывание тем временем становилось все сильнее, и уже нельзя было отделаться от тяжелого ощущения сильнейшей мигрени. Которое продолжало нарастать.

Едва справляясь с ослепляющей болью, Мэл припал на одно колено, все еще продолжая смотреть в глаза девушке. По всему его телу выступил мелкий пот. Несмотря на жару, маг чувствовал, как его бьет сильная дрожь. Глубокий вдох. Глубокий выдох. Кулаки сжаты до предела, так, что ногти до крови впились в ладони. Скрипнула зубная эмаль. Привкус железа во рту. Мир сузился до пронизывающего насквозь взгляда. Закричать нельзя. Нельзя показать слабость. Нельзя...

А затем Малкольм почувствовал гнев. Понимаясь откуда-то изнутри, он не останавливал боль, но делал ее несущественной. И Мэл вцепился в него, как в спасательный круг в океане агонии.
Медленно, медленно, сквозь гримасу боли на его лице начала проступать улыбка. А потом как будто кто-то щелкнул рубильником, и все прошло. Все, кроме гнева.

Дайсон неторопливо поднялся на ноги, продолжая неотрывно смотреть на девушку. На этот раз уже в его глазах читалась неприкрытая угроза.

- Наигралась? - с деланным участием спросил Малкольм, разминая сведенную шею. Агрессия требовала выхода. Девицу стоило бы проучить, но даже сейчас он понимал, что поединок средь бела дня, да еще и в центре города, ничего хорошего не принесет. И все равно, агрессия требовала выхода...

Привлекшая взор волшебницы яркая зелень клена начала увядать. Постепенно, начиная с верхушки, листва начинала приобретать золотистые осенние тона, столь непривычные для этих широт. А затем чернеть. Облетевшие за минуту листья мрачным ковром покрыли почву под деревом, теперь одиноко выделявшимся среди своих собратьев.

Мэл любил театральность.

- Поделиться? Разве что тем, что самомнение тебя погубит. Надеюсь, больше не увидимся. Обижать девушек не по мне.

0

13

- А? - словно и забыла о происходящем не более чем минуту назад. Легкомысленно. Мисайя удивленно повернула голову назад, уловив непривычные ноты в голосе парня. Ей не пришло в голову, что от ее выходки мог кто-то разозлиться - оставалось непонимающе хлопать ресницами, пока Малкольм горел изнутри. "Как? Это всего лишь демонстрация силы. Естественно, что ты слабее. Естественно, что ты ничего не можешь мне противопоставить. Ты никогда не сможешь догнать меня даже если очень захочешь", - аксиомы, неопровержимые заключения. Не составляло труда здраво оценить свои возможности и добавить пункт "жалость" в отношении британца. Она могла еще долго мысленно рассуждать о его бесполезности, обернувшись уже всем телом и несколько смягчаясь в лице.

- Не воспринимай это так... - она на секунду прервалась, когда по ее плечу скользнул шероховатый мертвый лист. Мисайя инстинктивно поймала его двумя пальцами и посмотрела вверх, чтобы определить источник появления внезапного гостя. В глаза ударило пугающим изменением окружения. Несколько секунд волшебница стояла, запрокинув голову, и глядя на опадающие листья дерева. "Ты ужасен. Оно ведь безвинно. Оно было красивым. За что ты так с ним?"- молчаливая констатация факта. Она улыбнулась этому стволу, еще секунду назад пламенеющему жаром осени, после чего медленно перевела взгляд на парня, опуская голову и, наверное, впервые улыбнулась искренне уже ему. "Так ты все же чего-то стоишь?"

Но негласное одобрение длилось недолго. Рейрокан резко изменилась в лице и походила теперь уже на замешкавшегося ревизора. Она в ужасе осмотрелась на предмет прохожих, которые могли увидеть насколько быстро умерло это дерево. Беглый осмотр показал, что, по счастью, люди могли увидеть лишь результат и он не слишком смутил кого-либо. - ...Ха-ах. Пронесло. - негромко, с приятным чувством освобождения от хлопот по перетиранию чьей-то любознательной памяти. Она ослабила повод, позволив питомцам уйти от нее подальше.

- Да-да, припоминаю подобные слова в нашу первую встречу. Смирись - ни судьба, ни рок, ни Господь не благоволят тебе. - совершенно спокойно ответила Мисайя, ничуть не оскорбившись этой шпилькой. Он был не первым и уж точно не последним человеком, который выговаривал ей подобное. Никто не задумывается, что хорошим людям жить проще всего, оттого они и остаются такими хорошими. Рейрокан же изначально избрала совсем другой путь. - Поострожнее. Тебя не учили, что... - полностью игнорируя или попросту не замечая его весьма опасного душевного состояния... Или пользуясь привилегиями своего пола, она быстро или даже спешно сократила расстояние между ними до одного шага.
-...Нельзя вот так вот брать и сокрушать окружающий мир? - пребывая в каком-то радостном волнении, ответила девушка после чего без ложной азиатской скромности схватила его за запястье и потянула куда-то за собой. Прошу заметить: довольно цепко. Со всей той силой, что можно было выжать из маленьких женских пальцев.

- Если ты хотел показать мне что-то подобное, это явно следовало делать не здесь. - непривычно приветливо продолжала она, уверенно держа путь к выходу из парка.  - И... Я пожалуй не против послушать что-то там о войне. От тебя. - с совершенно обезоруживающей улыбкой она вновь пристально смотрела на него. Все теми же алыми глазами, однако теперь в них не было ни капли той смертоносности, которую они могли нести. - А, и насчет... - катая на языке извинение, волшебница решила, что это слово для нее не предназначено и  отвела взгляд. - ... Кх, не бери в голову, словом.  Я не контролирую это. - допустимая полуправда, чтобы не распинаться перед ним. "Он имеет полное право послать меня ко всем чертям, но я должна хотя бы попытаться это сделать. Ничего не отдашь - ничего не получишь. Равноценный обмен".

+1

14

Неожиданная смена гнева на милость, короткое вторжение в личное пространство, невесомая, но твердая хватка изящной кисти, попытка... объясниться? Извиниться? К такому повороту событий Дайсон явно не был готов. Он даже забыл о том, что при следующей встрече он собирался преподать девушке бесплатный урок вежливости при встрече с незнакомыми магами. Со стапроцентным летальным исходом для одного из ее участников, естественно. В отношении этого он не питал никаких иллюзий.

"Хм, ладно. Думаю, стоит дать этому еще один шанс. Не стоит делать врага из первого же Мастера, которого встретил. Не то, чтобы я бы доверял ей, но против временного перемирия ничего не имею".

Одно короткое движение, и теперь уже он удерживал девушку за руку, не давая увлечь за собой. Крепко, но никакой боли. Опыт услужливо подсказывал, что к подобным гематомам любая женщина отнеслась бы негативно. И так как немилость именно этой женщины Малкольм успел прочувствовать на своей собственной шкуре, он решил не испытывать голову на прочность второй раз за столь короткий промежуток времени.

- Давай ты все же попробуешь, хорошо? - он придвинулся. Между ними оставался едва ли десяток сантиметров. Пристальный взгляд. В голосе сквозило явное неверие в то, что она вообще способна что-то не контролировать. Как минимум, в самой себе. Надеясь, что намек будет понят, он с некоторой неохотой отпустил ее запястье и вернулся на исходную.

- Эх, не умею долго злиться на красивых девушек, - со вздохом произнес он куда-то в пространство. Выудив из нагрудного кармана зеркальные "авиаторы", он утвердил их на переносице и с улыбкой продолжил, на этот раз обращаясь к Мисайе. - Я не Персей, конечно, но вдруг поможет. Еще одна такая... - он слегка запнулся, - случайность мне абсолютно точно не нужна.

Из другого кармана появился увесистый серебряный портсигар. Хотя, вернее будет сказать, что этот портсигар когда-то был серебряным. Побитый от частого пользования, весь в мелких царапинах и потертостях, он тем не менее не был похож на китайскую дешевку. Достав оттуда плотную самокрутку, он рассеяно похлопал себя по джинсам. Зажигалки как всегда не оказалось под рукой, но Мэл в ней никогда особенно не нуждался. Сигарета затлела еще до того, как он поднес ее к губам. Глубоко затянувшись, он выпустил тонкую струю дыма с явным ароматом вишни. Снова обретая душевное равновесие, он с некоторой благодарностью к девушке отметил, что псы больше не "пасут"его. Где-то на грани сознания мелькнула мысль: "Интересно, как скоро я снова выведу ее из себя? "

- Чтож, начнем заново? Малкольм Дайсон, к твоим услугам. После имени должна идти пачка титулов, но не думаю, что эта часть кому-либо интересна, - он неопределенно взмахнул рукой с зажатой в ней сигаретой. - Как бы то ни было, с удовольствием отправлюсь с тобой в любое другое место, при наличии там кондиционера и чего-нибудь прохладительного. Эта жара меня доканает. И почему нельзя было перевезти Грааль в более мягкий климат?..

0

15

И все же он не позволял так просто управлять собой, что вызывало в ней легкую, деспотичную нервозность. Которая, впрочем, не могла всерьез повлиять на ее настроение. Вновь сокращение дистанции и этот пристальный взгляд. Он не купился на ее невинную ложь. Мисайя улыбнулась:

- Попробую. Только не создавай лишних поводов проверять мой самоконтроль на прочность, - и шутливо, и с угрозой. Такой вот забавный полутон в ответ. Не проиграть чужому испытующему взору и бескомпромиссному нарушению личного пространства. На этот раз - ее. Девушка дернула руку из силка чужих пальцев, не встретив, впрочем, никакого сопротивления. Оценив учтивую осторожность, с которой  Малкольм проделал свой финт, Мисайя потерла запястье из чистого кокетства. Непривычное ощущение, но оно только подтверждало ее правоту. "Сколько, интересно, ты стоишь?" - ее интересовал этот вопрос почти буквально. Он проявлял себя своенравным, а значит ценным союзником. Пешками она могла обзавестись без всякого труда, но более сильные фигуры требовали поиска подхода к ним. И предвкушение этого процесса порождало торжествующую улыбку на ее лице.

И все же он надел очки. И даже комплимент не мог сгладить этого настолько материального, что его можно было резать ножом, недоверия. Радостное предвкушение заметно стерлось с ее лица, когда зеркальная поверхность отразила ее собственные глаза. Однако решимости в ней эта выходка не поубавила. "И даже твой страх мне сейчас только на руку,"- прикинув в мыслях свои дальнейшие планы, заключила девушка. Она с интересом наблюдала за манипуляциями с самокруткой, но самим дымом не слишком вдохновилась, вскоре заметно разорвав расстояние между ними. Даже запах вишни не мог скрасить внезапную духоту.

- Мисайя Рейрокан и никаких титулов. Пожалуйста, позаботься обо мне. - привычно, пусть и с неохотой, она раскрывает свою фамилию. "Надеюсь, он ничего не знает о моей семье. Все же, мало кто интересуется восточными магическими семьями", - неприятно было осознавать, что ты сдаешь хотя бы толику, но информации, врагу. -Пойдем. - сейчас все казалось довольно простым. Два совершенно разных мага, проклятые метки которых привязывали их и к этому городу, и друг к другу. На секунду приостановившись, размышляя, куда бы им податься, она оценивающе взглянула на своего  спутника. "Ладно. Это продемонстрирует мое доверие к нему", - больше девушка не колебалась. Это было похоже на осознанное самоубийство - она в здравом уме вела малознакомого мастера к своей мастерской. Доверяясь исключительно своему чутью, обычно бесстыдно ее подводящему. Через некоторое время они оказались у дверей ее квартиры - по счастью, совсем недолгий путь. Показывать ему слугу Мисайя не собиралась, так что трогательное чаепитие в вопросительных интонациях прошло довольно скоротечно и скомканно. Несмотря на довольно теплый (особенно, если вспомнить все их предыдущие встречи) прием, в конечном итоге Малкольм был безапелляционно выставлен за дверь. С приятным ли впечатлением?

0


Вы здесь » Fate/Somber Reign » Завершённые эпизоды » [05.06.15, day] Who let the dogs out?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC